Sports

«У нас есть только один путь – выйти и сражаться»


32-летний хавбек на ютуб канале Вацко Dwell рассказал, почему «Вест Хэм» не воспользуется опцией продления контракта, о поиске нового клуба, а также о том, как готовит себя к матчам за выход на чемпионат мира.

– У «Вест Хэма» есть опция продления контракта на год, но клуб объявил, что не будет ее использовать. Это влияет на твое психологическое состояние?

– Если отодвинуть в сторону войну, а говорить только о футболе и этой ситуации, то для меня это не стало новостью. Когда я подписывал контракт, то подписывал на четыре года с опцией для «Вест Хэма» продлить соглашение на год. Понятно было еще год назад, что «Вест Хэм» этой опцией не воспользуется. Потому что большой контракт, а я не играю столько времени, сколько нужно играть игроку, который зарабатывает такие деньги. Я тоже не доволен своим игровым временем, я хочу играть больше. Поэтому, если честно, и я не очень хотел продления контракта. Думаю, что и для «Вест Хэм» это не очень выгодное соглашение. Я ждал этого давно, был к этому готов. До 21 мая «Вест Хэм» должен дать мне официальный ответ. Пока я не получил письмо, что я могу подписывать контракт с другим клубом.

– Отсутствие этого письма ограничивает поиск клуба или процесс идет?

– Это лучше спросить у моего менеджера. Насколько я знаю, процесс идет, он занимается поиском клуба.

– Есть ли уже готовые варианты продолжения карьеры?

– Готового решения нет. Из-за войны было не до контрактов и мнений о продолжении футбольной карьеры. Насколько я знаю, Вадим Шаблий занимается этим – есть три-четыре клуба, с которыми он общается. Я не вижу смысла называть эти клубы, потому что официально еще ничего не подписано. Мое дело быть профессионалом, тренироваться, быть в лучших кондициях. И, конечно, нужно быть готовым к матчам сборной Украины. Буду принимать решения после матчей сборной, чтобы не отвлекаться в это время. Все понимают, насколько это важные матчи будут, поэтому я подпишу контракт только после них.

– Есть ли среди клубов, с которыми разговаривает агент, «Динамо» Киев?

– Я скажу так: до войны я серьезно задумывался о возвращении в «Динамо» Киев. Я на связи с президентом клуба, с игроками. Это самая родная команда для меня. Конечно, если говорить о завершении карьеры, то мне бы хотелось завершить выступления в Киеве. Но пока у меня есть здоровье и силы, я хочу играть на высоком уровне. И сейчас никто не знает, будет ли у нас вообще чемпионат. В Украине о футболе сейчас не думают. Я хочу вернуться, но у меня есть карьера, и лет осталось не так много. Я хочу насладиться футболом, хочу поиграть. Последние годы я не так часто играю. И я соскучился по тому, чтобы играть по два матча в неделю.

Getty Photographs/International Photographs Ukraine

– Сейчас пишут об интересе «Севильи»…

– Я не вижу смысла сейчас что-либо комментировать. Есть много разговоров, слухов.

– Рамон Мончи еще не звонил?

– (Улыбается). Наверное, номера моего еще не нашел. Пока не разговаривали.

– Что для тебя будет самым важным при выборе нового клуба? Какие факторы – сила чемпионата, возможность играть в Лиге чемпионов, уровень зарплаты, комфортность города?

– Мы с семьей все решаем вместе. Для нас нет разницы, в каком городе жить. Конечно, Лондон – это один из лучших городов в мире. Для нас самое главное, чтобы была английская школа для детей. По поводу чемпионата и финансов… Я не буду лгать и говорить, что финансы не играют никакой роли в футболе. Если будет команда из Саудовской Аравии и команда из Испании, играющая в Лиге чемпионов, то я выберу команду, которая играет в Лиге чемпионов. Я сказал агенту: «Принеси на стол мне приглашение – одно, три или десять – и я сяду и приму решение».

– Как ты оценишь свою игровую форму перед матчами сборной Украины? Твоя форма сейчас лучше, чем перед Евро-2020 в прошлом году?

– Как мне кажется, она где-то на таком же уровне. Если сравнить минуты, которые я играл, то получится плюс-минус то же самое. У меня есть опыт, который помог мне подготовиться к чемпионату Европы. Почему я играю за молодежную команду «Вест Хэма»? Потому что не могу быть вне игры две-три недели. Возможно, уровень там не так высок, но нужно играть. Физически я себя чувствую нормально. Целенаправленно готовлю себя к матчам сборной. Я знаю свое тело, знаю, что мне нужно и как себя готовить, чтобы подойти к этим матчам максимально готовым. Для меня это последний шанс сыграть на чемпионате мира. Я понимаю, насколько важна игра.

– Перед Евро-2020 у тебя не было игровой практики, но ты сыграл блестяще: 2 гола, две голевых передачи и сборная вышла в четвертьфинал турнира. Сейчас у игроков украинских клубов нет игровой практики. Как этот факт может повлиять?

– Конечно, он повлияет. По моему мнению, мы можем победить за счет эмоций. Мы знаем, что можем доставить маленькую радость нашим людям. И только за счет этого мы можем победить. Если быть честными перед собой, то товарищеские матчи это одно, а официальные – совсем другое. Если ты не играешь пол года, как игроки клубов УПЛ, то находишься без соревновательного процесса. Без этого сложно подготовиться и выйти на пик формы.

Но мы в беспроигрышной ситуации: если мы проигрываем, все понимают, что мы не готовились нормально. Кое-кто в подвалах сидел месяц, кто-то через неделю приедет, кто-то месяц в лагере сборной. Если проиграем, то проиграем. У нас люди гибнут, а нас нужно в футбол играть.

У нас есть один выход: выйти на поле и сражаться. Отдать все, что у тебя есть. Последняя игра твоей жизни. Это обо мне. Мне 32 года, и это будет последняя игра, чтобы выйти на чемпионат мира.

– Наши ребята на передовой просят: «Выйдите на чемпионат мира, подарите нам радость». Насколько это влияет на тебя, игроков сборной?

– Конечно, это влияет. Когда мне написали наши бойцы, у меня было столько эмоций, что я готов был выходить прямо сейчас на поле. Конечно, нас просят об этом. У нас только один путь – выйти и отдать все силы. Когда болельщики увидят, что мы отдали все, что у нас есть, даже если мы проиграем, нам никто не скажет слова.





Supply hyperlink

Leave a Reply

Your email address will not be published.